Тропы в стихотворении эта улица мне знакома

Урок литературы в 6-м классе по теме «В гостях у Сергея Есенина. Анализ стихотворения "Черемуха"»

Стихотворения С. Есенина на уроке русского языка. Цель для А сейчас продолжим разговор о стихотворениях Сергея Есенина. Эта улица мне знакома, метафоры, эпитеты – это выразительные краски нашей речи, тропы. Анализируя тексты стихотворений Есенина, учащиеся Можно ли это предложение назвать текстом? Эта улица мне знакома. В стихотворении "Эта улица мне знакома", которое Есенин позднее включил в "Москву кабацкую" уже начинают преобладать светлые.

Что он может радостного написать в таком удручённом состоянии. Только может быть одни воспоминания промелькнут о светлой полосе его жизни, о прошедшем счастье. И завтра он продаст эти свои светлые строчки зы гроши, чтобы просто выжить. Вот такие мои мысли об этом грустном стихотворении, Виктор. Карина Коваль Ученик 8 лет назад Стихотворение написано, если я не ошибаюсь, в декабре года, за несколько дней до смерти, оно навеяно расставанием с любимой женщиной, всеобщим непризнанием, кризисом в творчестве, отсюда и тема: Картина динамична, находится в движении.

Написано четырехстопным хореем, аллитерация звуков с, ш, л. И с какой частотой повторяется эти приливы тем быстрей проходит процесс разрушения.

Катёна Гуру 8 лет назад классный стих. Есенин показывает как непросто живется людям, наделенным столь чудесным даром- умением писать. Для поэта, главноене оплата его труда, а сами стихи, искусство, он творит их, чтоб выразить свои мысли, он ими хочет донести до людей свои мысли. Есенина "Письмо матери" было написано в году, то есть в конце жизни автора.

Словарь эпитетов Сергея Есенина

Последний период творчества является наивысшей точкой его мастерства. Поэзия, относящаяся к этому времени, как бы подводит итог всех его мыслей, высказанных ранее. Она стала также просто констатацией того, что старое ушло безвозвратно, а новое непонятно и совсем не похоже на то, что представлял себе поэт в дни Октября года.

И, уточнив временной контекст, я прихожу к выводу, что оно всё — таки посвящено не столько конкретному человеку, сколько собирательному образу матери или даже матери — Родине. Итак, рассмотрим это стихотворения с данной позиции… Стихотворение С. Соответственно, практически полное повторение фразы и в конце, и в начале.

Она придаёт ему логическую завершённость мысли и усиливает смысловые акценты. В стихотворении есть завязка первые две строфыв которых рассказывается как бы предыстория событий. Там уже появляются более резкие эмоции, придаётся трагизм ситуации. Четвёртая строфа — кульминация. Там уже более подробно раскрываются его нежные чувства и рассказывается ряд воспоминаний из прошлого.

Последняя строфа, завязка, как бы подводит итог, всему вышесказанному. Лирический герой пытается успокоить и обнадёжить мать. Основные образы стихотворения — это, конечно, лирический герой и его мать. Однако, как я уже говорила, образ матери я интерпретирую для себя, прежде всего как образ России в целом эту мысль я подробнее раскрою далее. Как мне кажется, здесь он является, прежде всего, символом весны и детства поэта.

Это символ жизненного пути поэта. Есенин использует в своём стихотворении огромное количество художественных средств. То, что этот вопрос не требует ответа, становится понятно из контекста стихотворения например, далее лирический герой говорит: То есть он, уже знает ответ.

За тяжелой сохой Эта доля дана. Тучен колос сухой — Будет брага хмельна. И известность моя не хуже, От Москвы по парижскую рвань Мое имя наводит ужас, Как заборная, громкая брань.

Если голоден ты — будешь сытым, Коль несчастен — то весел и рад. Только лишь не гляди открыто, Мой земной неизвестный брат. Счастлив тем, что целовал я женщин, Мял цветы, валялся на траве И зверье, как братьев наших меньших, Никогда не бил по голове. Тяжело и прискорбно мне видеть, Как мой брат погибает родной. И стараюсь я всех ненавидеть, Кто враждует с его тишиной. За ним [Алексеем Кольцовым], с снегов и ветра, Из монастырских врат, Идет одетый светом Его середний брат.

Напоили землю радостью снега, Снятся деду иорданские брега. Улеглась моя былая рана, Пьяный бред не гложет сердце. Синими цветами Тегерана Я лечу их нынче в чайхане. Даль подернулась туманом, Чешет тучи лунный гребень.

Красный вечер за куканом Расстелил кудрявый бредень. Скупились звезды в невидимом бредне, Жутко и страшно проснувшейся бредне. Это только тягостная бредь.

тропы в стихотворении эта улица мне знакома

Не такой уж горький я пропойца, Чтоб, тебя не видя, умереть. У ней [русалки] губы краснее малины, Брови черные круче подковы. Вечер черные брови насопил. Чьи-то кони стоят у двора.

Изобразительно-выразительные средства русского языка - Документ

Верю я, как ликам чудотворным, В мой потайный час Он придет бродягой подзаборным, Нерушимый Спас. Сухлым войлоком по стежкам Разрыхлел в траве помет. У гумен к репейным брошкам Липнет муший хоровод.

Скука… Скука… Гармонист пальцы льет волной. Пей со мною, паршивая сука, Пей со. Излюбили тебя, измызгали, Невтерпеж! Что ж ты смотришь так синими брызгами, Иль в морду хошь? Опять раскинулся узорно Над белым полем багрянец, И заливается задорно Нижегородский бубенец. Свет луны во все концы. Вот опять вдруг зарыдали Разливные бубенцы.

В холмах зеленых табуны коней Сдувают ноздрями златой налет со дней. С бугра высокого в синеющий залив Упала смоль качающихся грив. Под красным вязом крыльцо и двор, Луна над крышей как злат бугор. Здесь все так же, как было тогда, Те же реки и те же стада. Только ивы над красным бугром Обветшалым трясут подолом. Это не разгулье Стеньки! Не пугачевский Бунт и трон! Он [Ленин] никого не ставил К стенке. Все делал Лишь людской закон. Плачет у окошка пасмурная буря, Понагнулись ветлы к мутному стеклу И качают ветки, голову понуря, И с тоской угрюмой смотрят в полумглу… Буря.

Между сосен, между елок, Меж берез кудрявых бус, Под венком, в кольце иголок, Мне мерещится Исус. Покоюся сладко Меж росновых бус; На сердце лампадка, А в сердце Исус. В зеленой церкви за горой, Где вербы четки уронили, Я поминаю просфорой Младой весны младые. У погребки с маткой поросята, Рядом с замесью тухлявая лоханка. Под крылом на быльнице измятой Ловит вшей расхохленная канка. Зыбко пенились зори за рощей, Как холстины ползли облака, И туманно по быльнице тощей Меж кустов ворковала река.

Никогда я не забуду ночи, Ваш прищур, цилиндр мой и диван.

тропы в стихотворении эта улица мне знакома

И как в вас телячьи пучил очи Всем знакомый Ванька и Иван. Я только тот люблю цветок, Который врос корнями в землю. Его люблю я и приемлю, Как северный наш василек.

Позади ватагой стройною Подвигались лебежатушки, И дробилась гладь зеркальная На колечки изумрудные. О солнце, солнце, Золотое, опущенное в мир ведро, Зачерпни мою душу!

Вынь из кладезя мук Страны. Каждый день, Ухватившись за цепь лучей твоих, Карабкаюсь я в небо. Только сердце под ветхой одеждой Шепчет мне, посетившему твердь: Над Польшей облако кровавое повисло, И капли красные сжигают города.

Но светит в зареве былых веков звезда. Под розовой волной, вздымаясь, плачет Висла. В кольце времен с одним оттенком смысла К весам войны подходят все года. Красный костер окровил таганы, В хворосте белые веки луны. Тихо, на корточках, в пятнах зари Слушают сказ старика косари. С отягченными веками Я смотрю и смотрю на луну. Вот опять петухи кукарекнули В обосененную тишину. Но в малый вентерь рыбаря Не заплывает сом.

Не втащит неводом заря Меня в твой [Боже] тихий дом. Алым венчиком кровинки запеклися на челе, Хороша была Танюша, краше не было в селе. Пойдем, пойдем, царевна сонная, К веселой вере и одной, Где светит радость испоконная Неопалимой купиной. Церковная традиция считает, что она предложила Иисусу ткань для того, чтобы обтереть его лицо, когда он спотыкался и падал на его дороге к Голгофе.

Седые вербы у плетня Нежнее головы наклонят. И необмытого меня Под лай собачий похоронят. По дорогам усохшие вербы И тележная песня колес… Ни за что не хотел я теперь бы, Чтоб мне слушать ее привелось. Я любил этот дом деревянный, В бревнах теплилась грозная морщь, Наша печь как-то дико и странно Завывала в дождливую ночь. Голос громкий и всхлипень зычный, Как о ком-то погибшем, живом.

Что он видел, верблюд кирпичный, В завывании дождевом? Серым веретьем стоят шалаши, Глухо баюкают хлюпь камыши. Тихо струится река серебристая В царстве вечернем зеленой весны. Солнце садится за горы лесистые. Рог золотой выплывает луны. Плачет леший у сосны — Жалко летошней весны. Весна на радость не похожа, И не от солнца желт песок. Твоя обветренная кожа Лучила гречневый пушок.

А вьюга с ревом бешеным Стучит по ставням свешенным И злится все сильней. И дремлют пташки нежные Под эти вихри снежные У мерзлого окна. И снится им прекрасная, В улыбках солнца ясная Красавица весна. В цветах любви весна-царевна По роще косы расплела, И с хором птичьего молебна Поют ей гимн колокола. О верю, верю, счастье есть! Еще и солнце не погасло.

Заря молитвенником красным Пророчит благостную весть. Занеслися залетною пташкой Панихидные вести к. Родина, чёрная монашка, Читает псалмы по сынам. Радугой тайные вести Светятся в душу мою. Думаю я о невесте, Только о ней лишь пою. Окинь улыбкой Мирскую весь И солнце зыбкой К кустам привесь.

И да взыграет В ней, славя день, Земного рая Святой младень. Что шепчет тебе ветер? О чем звенит песок? Иль хочешь в косы-ветви Ты лунный гребешок? Но не бойся, безумный ветр, Плюй спокойно листвой по лугам. Вот он, удел желанный Всех, кто в пути устали. Пью я сухими устами, Ветер благоуханный. Листья падают, листья падают. Стонет ветер, Протяжен и глух. Кто же сердце порадует? Кто его успокоит, мой друг?

Запах ладана от рощи ели льют, Звонки ветры панихидную поют. Ей все бластился в колючем дыме выстрел, Колыхалася в глазах лесная топь. Из кустов косматый ветер взбыстрил И рассыпал звонистую дробь. И хоть сгоняет твой туман Поток ветров, крылато дующих, Но вся ты — смирна и ливан Волхвов, потайственно волхвующих. Звени, звени, златая Русь, Волнуйся, неуемный ветер!

Блажен, кто радостью отметил Твою пастушескую грусть. Некому поплакать, некому кадить, Есть ли им охота даром приходить. Только ветер резвый, озорник такой, Запоет разлуку вместо упокой.

Анализ стихотворения Есенина Ответ сочинения и текст

Свищет ветер, серебряный ветер, В шелковом шелесте снежного шума. В первый раз я в себе заметил — Так я еще никогда не. Ветры, ветры, о снежные ветры, Заметите мою прошлую жизнь. Я смотрю широкими глазами. В Персии такие ж точно куры, Как у нас в соломенной Рязани. Обняв трубу, сверкает по повети Зола зеленая из розовой печи. Кого-то нет, и тонкогубый ветер О ком-то шепчет, сгинувшем в ночи. Тихо от ветра, тоски напустившего, Плачет, нахмурившись, даль.

Точно им всем безо времени сгибшего Бедного юношу жаль. На память об усопшем у могилы. Хлесткий ветер в равнинную синь Катит яблоки с тощих осин. Ветер-певун с завываньем кликуш Мчится в лесную дремучую глушь. Я сегодня влюблен в этот вечер, Близок сердцу желтеющий дол. Отрок-ветер по самые плечи Заголил на березке подол. Ветерок веселый робок и застенчив, По равнине голой катится бубенчик.